Парадигмы   Дневники   О проекте
ПОИСК в архиве «Толкование сновидений» (только по слову)

Чтобы поисковая машина нашла все формы слова, введите слово без окончания
Имя:
Пароль: 
запомнить
Забыли пароль?
Зарегистрироваться

Сонник и толкование снов


Рассылка "Мир сновидений"


Рассылки@Mail.ru
Мир сновидений

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

Мне вообще не снятся сны…

Если придерживаться мнения З. Фрейда, что в нашей психике протекают два процесса: первичный, связанный с образной деятельностью, и вторичный, использующий понятийные конструкты и логические связи, то можно предположить, что мы видим сны постоянно, но в силу высокого уровня сознательного контроля не даем им появляться на «сцене» нашего сознания. В тот же момент, когда контроль ослабевает — при болезни, усталости или во сне — образы прорывают «пограничную линию» и заселяют наше сонание. Это связано с тем, что вторичный процесс требует большой затраты психической энергии и поэтому для своего поддержания нуждается в постоянных усилий. В это положение З. Фрейда легко поверить, если попробовать порешать задачки — довольно быстро, в зависимости от дисциплины, тренировки и знаний, почувствуется усталость и желание «сделать перерыв», грезить же можно часами и совершенно на это энергетически не тратиться. Более того, те психотерапевты, которые используют в своей терапии так называемое активное воображение, считают, что при правильном погружении в образный ряд человек может открыть в себе огромные энергетические ресурсы, с чем, возможно, связаны целительные свойства разного рода медитативных упражнений.

В том же случае, если Вы полагаете, что Вам сны не снятся, можно попробовать в расслабленном состоянии пофантазировать. Если с этим возникнут трудности, например, Вы почувствуете страх, или у Вас будут неприятные телесные ощущения (например, сильной скованности), или Вам станет сразу скучно и сонливо, или Вас будут прследовать навязчивые «повседневные» мысли, то, скорее всего, у Вас сложности с релаксацией и уровнем контроля. И именно это — та тема, которй следует уделить внимание. После того, как Вы сможете достигать большего уровня комфорта при расслаблении, Вам, скорее всего, начнут сниться сны.

Есть еще один момент, который З. Фрейдом назывался «вытеснением» и под которым вначале вообще полагал все способы нашего Я защищать себя от нежалательных мыслей и эмоций. Поэтому, если с релаксацией у Вас все в порядке, а сны не снятся, то, возможно, у Вас есть веские причины их «вытеснять» и не помнить. А это уже другая тема, которая не менее интересна и полезна в случае внимательного к ней отношения, чем тема «неснящихся снов».

Если же и тут все в порядке, то возможно, у Вас сейчас очень напряженный период жизни, полный ярких дневных впечатлений. В этом случае Вам нужны не размышления при пробуждении, а полноценный отдых во сне, поэтому Ваша мудрая психика не «грузит» Вас лишними впечатлениями, давая отдохнуть.

Меня преследуют кошмары…

Если следовать допущению З. Фрейда, что страх — это последний страж нашего Я, то в этом случае кошмары пытаются Вас отпугнуть от назревшей проблемы, будь то проблема в Вашей внешней окружающей жизни, или проблема Вашего внутреннего мира. Возможно, что Вы еще не готовы встретиться с ней «лоб в лоб». В таком случае кошмар — это отложенное свидание с важной для Вас проблемой.

Кошмары также часто снятся, когда мы испытываем по отношению к значимому человеку или объекту (может быть, своей профессии) двойственные чувства, в двойственности которых мы не готовы себе признаться. И если наше бодрствующее Я говорит, что все классно, то наше сновидное Я может компенсировать эту установку, делая картину более объемной. Так что, по мнению Фрейда, страх покойников, врагов и власть придержащих — как наиболее типичный страх — вызван сильными амбивалентными чувствами, которые, как правило, сдерживаются нашей моральной частью Я, но которые выплескиваются во всю мощь эмоционального конфликта, когда контроль Я ослаблен.

Мне часто снится один и тот же сон.

Подобные сны — как боль в одной и той же части тела, напоминание, что с этой сферой нашей жизни что-то не так и нужно обратить на это внимание. Гештальт-терапевт в этом случае сказал бы, что подобные сны — это незаконченный гештальт, образ. Незаконченные же действия, как показала Б. В. Зейгарник, наиболее запоминающиеся. Поэтому в этой парадигме нужно понять, что это за гештальт и закончить его.

В аналитической психологии же подобные сны могли бы сравнить, наверное, с неотвеченным призывом. Представьте — на противоположной стороне реки кто-то машет руками, а Вы думаете, что он делает зарядку (пример, который любят приводить семиологи). А он может быть хочет Вас предупредить, что у Вас за спиной уже роет землю копытами здоровенный бык. Вот и повторяющийся сон — такое «махание руками», его можно проигнорировать, а можно попробовать понять и, возможно, это сильно облегчит Вашу жизнь.

Мне снится много снов, но при пробуждении я почти ничего не помню.

Эта ситуация сходна с той, когда кажется, что сны вообще не снятся. Только в этом случае, как говорят психологи, «материал ближе к сознанию». Ведь есть разные формы забвения: мы можем помнить, что значит иностранное слово; можем помнить, где посмотреть, если даже уже не помним смысл; а можем забыть, где смотреть, но все же еще думать, что это именно слово, а не набор звуков; и можем, наконец, перестать вообще выделять эту «звукоформу» как слово. Так же и сновидение.

Поэтому если Вы хотите лучше помнить сновидения, то для этого важно различать две вещи: наличие опыта запоминания, и наличие разного рода механизмов сопротивления, мешающих запоминать. Первому можно научиться, а второе — минимизировать, уделяя внимание своим душевным и жизненным конфликтам и пытаясь их скорректировать прежде, чем они начали сами корректировать Вашу жизнь.

Я хочу лучше запоминать сны.

Для этого нужны два условия: никуда на мчаться с утра и, желательно, просыпаться не по «требованию» будильника. В этом случае у Вас будет возможность если и не записать свои сновидения, то, по крайней мере, повторять их в уме. Существует разная литература, где подробно, вплоть до того, какими должны быть бумага, карандаш и фонарик, описаны «инструменты охоты за сновидениями». И если Вы хотите быть настоящими ботаниками, то это Вам не помешает. Если же Вы готовы «не жить слишком подробно», то вполне подойдет тетрадь и ручка у изголовья. И если Вы натренируетесь записывать то, что помните при пробуждении, без искажений, домысливаний, улучшений и прочих «вторичных доработок», то со временем запоминать сны Вам станет легче.

Я не считаю, что сны имеют смысл.

Я могла бы ответить метафорой: сновидения имеют столько же смысла, сколько буквы — они ничего не говорят тем, кто не старается их прочесть. Но мне могут возразить: есть такие сочетания букв, которые ничего не значат. Более того, могу я прибавить к этому, что есть такие природные образования, прекрасно описанные в книге Роже Кайуа «В глубь фантастического», которые удивительным образом имитируют буквы, написанные рукой человека.

В этом заключается философский вопрос, которым студентов-философов мучают на занятиях по онтологии: как и где бытийствует смысл? Как бытийствует информация? Почему, оперируя с «внешними вещами»: волнами, электрическими импульсами и буквами, мы не можем знать, каким образом в них «прописана» мысль и есть ли она там вообще. Но если оставить за скобками философские развороты проблемы и вернуться на психологическую плоскость, то почему бы не предположить, что раз все, входящее в сферу человеческого бытования, — будь то одежда, еда, жилище и т. д., даже соматические симптомы (истерические, например, как известный симптом комка в горле) и кожные покровы (будь то пирсинг, татуировки, макияж, пластические подтяжки и прочее) — начинает приобретать смысловые значения, то почему бы и сновидным образам, даже если изначально (как звуки до того, как стать фонемами) и не имели смысла, теперь уже культурно нагружены и даже перегружены разными значениями?

Нужно ли лучше осознавать себя в сновидениях?

Могу сказать сразу, что по многим причинам я противница неумеренного и неаккуратного использования практики осознавания себя в сновидениях. Я думаю, что гораздо продуктивнее начинать лучше себя осознавать после сновидений. Для остроты ощущения хорошо, конечно, все лучше и лучше чувствовать себя в качестве героя книжного романа или компьютерной игры, но следует помнить о том, что «Matrix has you», а не наоборот, как бы Вам этого ни хотелось. Так что виртуальные миры (как и сновидные) хороши лишь в определенных дозах и при правильном обращении.

Как научиться забывать тяжелые сновидения?

Есть два пути, которые не исключают, а скорее дополняют друг друга: первый — это постараться понять смысл этого сновидения; второй — это использовать разные техники для трансформации самой «картинки» и эмоционального фона сновидения. Техники могут быть разные, но при этом желательно сопровождение специалиста (хотя бы дистанционное). Если такой возможности нет, то хорошо, если есть человек, который сможет Вас поддержать и при этом не будет ни торопить, ни пугаться вместе с Вами. Иногда хорошо, если такой человек просто присутствует рядом. Если же такого человека нет, рекомендуется взять игрушку, которая дает Вам ощущение присутствия доброжелательной силы рядом с Вами и чувство защищенности. Если же сновидение вызывает экстремальные эмоции, то во избежании наплыва чрезмерных эмоциональных состояний, имеет мысл разработать ритуал приготовления к работе со сновидением, который бы включал максимальное количество действий и предметов, дающих Вам чувство защищенности и комфорта.

Из техник же самые растространенные (помимо активного воображения) — это рисовальные. Для этого нужны акварели, мелки, несколько листов белой бумаги, желательно объема А3. Особенно хорошо, если Вы, вспомнив сновидение, нарисуете его, стараясь максимально передать настроение, которое владело Вами во сне. Рекомендуется сделать серию рисунков, желательно рисовать до тех пор, пока эмоциональный фон не станет легче, а пугающие или отталкивающие образы не трансформируются. Рекомендуется повторить рисование через некоторое время и получить образы, о которых Вы уже сможете думать без острой боли или содрогания.

Мне снятся такие сны, которые я не могу никому рассказать.

Стыд — естественная реакция на многие странные элементы сна, именно поэтому мы сновидения как правило «дорабатываем». При этом мы можем стыдиться не обязательного чего-то, считающего порочным. Нас могут повергать в жесточайшее смущение вполне безобидные нелепости и несвязности. Часто это связано с тем, что они являются заместителями чего-то, чего мы действительно стыдимся. Поэтому если именно стыд и смущение не дают Вам возможности говорить о своем сновидении, то нужно понять, что именно вызывает такие острые чувства и уже это сделать темой своих размышлений.

Мне перестали сниться сны, а для меня это было очень важно.

Иногда сновидения перестают запоминаться, когда мы очень устаем, мало спим, резко просыпаемся. Если это именно так и нет возможности изменить свой режим, а сновидная деятельность для Вас важна, то ее можно компенсировать активным воображением. Перед сном (каким бы коротким это время ни было) Вы можете вызывать в своем воображении яркие образы и давать им свободно развиваться. После некоторой тренировки в это состояние можно научиться погружаться довольно быстро.

Еще одним важным моментом компенсации отсутствия сновидения является любая творческая деятельность: рисование, лепка, стихосложение, музицирование, раскладывание узоров из различных подручных средств и т. д., — которая исполняется не ради результата, а ради процесса. При этом могут также возникать образы, которые могут быть сродни сновидным.

Что почитать о толковании сновидений?

Я охотно рекомендую:

  • Джеймс А. Холл. Юнгианское толкование сновидений. Практическое руководство. СПб., 1996.
  • Джереми Тейлор. Работа со сновидениями. М., 2000.

Полезные интернет-ссылки Вы можете найти на главной странице сайта

Бывают ли сновидения-предсказания?

Что же касается вопроса, каким именно образом и почему сновидения предсказывают — ответов много, но они сами являются частью новых вопросов. Например, много написано о процессах идентификации и эмпатии, когда, например, любящие друг друга люди находятся в своеобразном психическом «резонансе», очень точно чувствуют друг друга. Но есть ли у этого «физическая» подоплека и как она могла бы выглядеть — не знаю. К. Г. Юнг иногда описывал почти фантастические истории подобного предвидения, взять хотя бы приводимый им примеры снов своих психотических пациентов перед мировой войной, когда людям, почти всю свою сознательную жизнь проведшим в клинике и почти не общавшимся с внешним миром снилась кровь и ужасы уничтожения. Также он трактует и многие художественные произведения, например, вторую часть «Фауста» — как такое «сновидение», которое снится немецкой нации и которое смог озвучить Гете. Опять же исходя из всего такого, он решил, что это самое «коллективное бессознательное» представляет собой нечто, что связывает нас всех воедино (у философов это называлось «мировая душа» — anima mundi) и просто некоторые больше чувствительны к этим вещам, некоторые чувствительны, но не умеют об этом рассказать.